Копорье

«Зер гут!» — подумал заместитель магистра Ливонского ордена по вопросам укреплений и поселений и основал на выбранном месте крепость. Вот прямо поднатужился и основал. Деревянную. Потом, конечно, пришел Александр Невский и все испортил, сравняв крепость с землей. Через сорок лет пронырливые новгородцы отстроили крепость в камне и посадили туда главным своего представителя. Еще через пару лет с ним расплевались и снова разрушили укрепления. Клялись, что навсегда. Но не закончился еще лохматый тринадцатый век, а крепость построили снова. Место, видать, заговоренное.

В том же тринадцатом столетии — и позже — новгородцы играли в любимую игру — «города» со шведами. То они нам, то мы им. В конце концов пришел Петр, шведы как-то поскромнели, и Копорье вернулось в Россию. Россия, истомившаяся без копорского чая, вздохнула с облегчением.

Судьба у крепости тяжелая. Что-то она совсем безхозная. Правда, мы были там не в сезон, завернули случайно, и особых следов цивилизации не заметили. Есть какая-то будочка вроде кассы, так что, может, и собираются деньги за посещение, но в реставрацию они точно не вкладываются. В наш визит ворота были закрыты (мы почувствовали себя средневековыми путниками), зато дыры в стенах позволяли пролезть в башню и, вероятно, дальше.

Внутри та же разруха.

Напротив крепости кладбище с большой убитой церковью.

Что это за церковь, мы так и не выяснили.

Крест прислонен к стене.

Другую стену красит желтым солнце.

На большой карте

Крепость Орешек

Крепость Орешек у Шлиссельбурга. Построена в 1323 году новгородцами — а кем еще? Ныне самая неприступная крепость Северо-запада. Она находится на острове и в оба наших приезда никакого официального способа форсировать Неву не было. Впрочем, когда мы перебазировались с левого берега на правый, и увидели, наконец, ничем не заслоненные стены крепости, обнаружился местный заместитель Харона на неуклюжей лодчонке. Он подобрал добравшихся до места железной дорогой (и зайцами — где моя молодость?) студентов, и так криво ухмыльнулся, что мы не рискнули воспользоваться его судном. У нас, в конце концов, дети, а студентов этих мы так больше и не видели. Не уверен, что шведы смогли бы взять крепость при нынешних порядках. Раньше-то брали, видно было кому подбросить.

Вид с левого берега. Народ фигней не занимается, а на лодках за рыбой ходит.

Есть что-то от Китеж-града, да?

Враг не пройдет.

На большой карте

Ястребиное озеро

Ленинградская область, граница с Карелией, озеро Ястребиное. Скала Парнас. Около 50 метров над уровнем чего надо в верхней точке.

Традиционное место для скалолазания и дикого отдыха разной степени непристойности (песни ночью под гитару, прикладной алкоголизм, одна палатка на всех — вы знаете). Добираться можно или пешком, по «тропе Хо Ши Мина» (почему так называется — не знаю), пятнадцать километров от железнодорожной станции Кузнечное, или на машине. Если на машине, то все хорошо, но вот последняя пара километров…

Для слабых духом она может оказаться совсем последней.

Здесь, случается, застревают. Впрочем, этот участок можно пройти пешком, бросив машину и взвалив вещи на себя. Многие так и поступают.

Зато добравшиеся купаются в ослепительно прозрачном озере.

Спят на весу.

Снимают чудные пейзажы.

Карабкаются на скалы.

И спускаются с них. Страшно, между прочим: под жопой метров двадцать, а тебе говорят повиснуть на какой-то веревочке. Когда сам лезешь наверх, такого ощущения нет: там пока карабкаешься, о спуске не думаешь, а потом отступать уже поздно.

Сижу на скале, гордый и одинокий весь.

Потому что обдумываю видео.

Ночи здесь тихие. После того, как заткнется нетрезвый талантище на другом берегу.

На большой карте